Версия для слабовидящих

"Творческое преобразование радикала". Статья Бориса Глубокова о премьерном спектакле "КОНТРАПУНКТОМ"

"Земское обозрение", № 33 от 30.10.2015 г. Фото Алексея Борисова.

Старшему поколению саратовцев – любителей поэзии хорошо известно литобъединение «Контрапункт», действовавшее в конце 1980-х – начале 1990-х годов. Тогда молодым поэтам-филологам хотелось сплотиться во имя чего-то остренького, щекочущего нервы, отвечающие за социальную стабильность. Реакцией был даже клеветнический опус в университетской многотиражке (фактически – донос её главреда).

Далее не удержусь от личного. По окончании Саратовского художественного училища я был назначен на должность ответственного выпускающего редактора-корректора областного издательства «Газета». С одной стороны – режимное учреждение под «крылом» обкома, пропускная система. В первой типографии над выпуском районок трудилась Светлана Покровская. Исполняла должностные обязанности. С другой стороны – ветер перемен. На договорной основе в первой типографии выпускались самые разные, в том числе издания и – как тогда их называли – независимые. Такой была и газета «Конкурент». Её делал Евгений Малякин. Разговоры в кулуарах у нас были о поэзии. Со Светланой мы обсуждали творчество Алексея Машенцева. И Покровская, и её тогдашний муж Евгений Малякин вели себя некоим образом менторски. Как же, у них был устойчивый имидж контрапунктовцев. Параллельно с тогдашней нашей работой «на Вишнёвке» выходила первая «несоветская» газета «Саратовский листок», финансируемая бизнесменом Павлом Шестернёвым. В «Листок» я перешёл с биржи труда после сокращения штатов издательства «Газета». Уже с этим изданием связано и моё знакомство с другим контрапунктовцем – Ильёй Малякиным, возглавляемое которым информационное агентство «ПИА» располагалось длительное время в субаренде «Листка». Ряд лет главредом «Листка» был контрапунктовец Игорь Преображенский. А как художник я многое воспринял от знакомства и бесед с членом «Контрапункта» художником Романом Мерцлиным. Вот такая картина...

Настал момент, когда из мыслей создателя и руководителя муниципального театра драмы, музыки и поэзии Игоря Гладырева выкристаллизовалась идея полноценного спектакля по творчеству «Контрапункта». Я воспринял (в силу личных мотиваций) это восторженно.

Приглашённый летом на «обкатку» рабочего материала «для своих», был несколько удручён акцентировкой, заложенной в ткань спектакля. Радикализация тех, предперестроечных душевных порывов контрапунктовцев воспринималась сейчас – в 2015-м, как нечто, напрочь изжившее себя, именно изжившее и долженствующее быть отвергнутым (но не как милое ретро и ностальгия). Так, как я отверг от себя реанимированный спектакль «Балаганчика» по поэзии Иосифа Бродского. Однозначному неприятию мне всё же мешало любопытство, связанное с ожиданием: что же получится у Гладырева и Игоря Абрамовича в итоге? И, конечно же, – проецирование на боковую сторону сцены репродукций с прекрасных мерцлиновских полотен.

Теперь – прихожу, не узнаю летнего материальчика! Всё поменялось. То ли у меня настроение бодрое, то ли сидевшая рядом асоциальная, но позиционирующая себя в соцсетях как нешткорр фейтлихеровской газетки, Анна Скворцова так взбодрила, но впечатление от спектакля – «на ять». Убран мерцлиновский визуальный ряд. Даже чернушные строки «и в пятак бьёт меня моя толстуха мать» изживаются приподнятостью, дурашливостью и общим веселием актёров. Нет пробуксовок, натянутостей, затянутости – всё «В вихре вальса». Это «Контрапункт»? Если – да, то я – угрюмый мизантроп. От просмотренного мало что удерживается в памяти (притом, что поэзию Покровской, Ильи Малякина, Евгения Малякина я знаю неплохо). Управлению культуры легко принять такую постановку – няшную, позитивную, сменившую радикал от того, чем был он у самого «Контрапункта».

Мне абсолютно неинтересно, какой политикой в Москве заняты оба Малякина, чем живёт и дышит сейчас Сергей Рыженков (чьи строки про толстуху мать и звучали). К юбилею «Контрапункта давным-давно выпускался скромный поэтический сборничек, было подвёрстано и некое авангардное шествие от Дома Архитектора к цирковому фонтанчику. Суетился тогда культуртрегер Семенюк. А позже Евгений Малякин ангажировал меня на создание политических шаржей. Врезалось в память его «Жирных бюджетных подлещиков ловит угрюмый Полещиков».    

Комикование культуры – неплохая вещь. Трагичность, «горечь изгойства» (определение художественного критика Ефима Водоноса в отношении творчества Романа Мерцлина) обернулись если не фарсом, то комикованием. Как в песенке на стихи Блока, звучавшей в преамбуле нынешней премьеры, где строки гения «наш полинялый балаган» распеваются на «балаган – чик – чик – чик».

 

Борис Глубоков  "Земское обозрение", № 33 от 30.10. 2015 г.

http://www.zemstvo-kurs.ru/index.php/zemskoe-obozrenie/zo-2015/zo-2015-oktyabr/3935-33-ot-30-10-15-tvorcheskoe-preobrazovanie-radikala

 

Комментарии

Чтобы оставить комментарий, нужно войти